Megadez.ru

Дезинфекция помещений
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Англичане ружья кирпичом не чистят

Англичане ружья кирпичом не чистят

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайнам

Фото предоставлено Московским Музеем Дизайна

В последние недели в Лондоне очень много экспериментального дизайна: сразу на двух крупнейших площадках города проходят тематические интернациональные форумы, посвященные разработкам и экспериментам в области вещной среды. В Музее Виктории и Альберта открылся Лондонский фестиваль дизайна, а в Сомерсет-Хаусе идет I Международная биеннале дизайна, на которой экспозиция России получила один из главных призов. TANR уже писала о том, что «Открывая утопию», проект Московского музея дизайна (ММД), награжден медалью за отражение главной темы нынешней биеннале — «наиболее последовательного и точного осуществления дизайнерской утопии». Москвичи представили выставку, посвященную экспериментальным разработкам советских технологов из легендарного ВНИИТЭ (Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики) 1960–1980-х годов, так никогда и не воплощенным, за небольшими исключениями, в жизнь.

Две другие главные награды получили павильоны Швейцарии и Ливана, работающие рядом с нашим. Швейцарцы, чья выставка разместилась буквально дверь в дверь с российской, посвятили свою экспозицию принципу нейтралитета, выраженному в обманчивости представленных объектов. Камни в их инсталляции сделаны из пенопласта и крайне легки, зато бумажные листы или иные, якобы легковесные, шарики изваяны из тяжелых материалов, призванных обмануть органы чувств. Миленько.

Масштабнее выступили ливанцы, построившие на террасе Сомерсет-Хауса целый арабский город с лабиринтом комнат, кафешек, грузовиков, заполненных фруктами и овощами. Сюда завезли жаровни и кальяны, начали печь лепешки со специями, из-за чего по набережной Виктории поплыли туманы вкуснейших запахов. Затем они включили телевизоры, посадили торговцев — короче, постарались максимально точно воплотить в центре чопорного Лондона кусочек аутентичной ливанской застройки. С рекламными плакатами и стайками уличных детишек. Вышло остроумно и необычно — на этот мини-городок как раз и выходят окна швейцарской и российской экспозиций. Если гора не идет к Магомету, то Магомет сам приходит к горе, а Восток поселяется в центре западного мира.

Западный мир

Жаль, что приз зрительских симпатий не заслужила турецкая инсталляция, опутавшая коридоры восточного крыла Сомерсет-Хауса прозрачными трубопроводами пневмопочты. Ибо метафора вышла сколь изящная, столь и наглядная. В самом павильоне Турции, в центре которого стоит эффектная трубчатая конструкция, похожая на модернистскую скульптуру, сияющую боками (если правильно подсветить), пишешь себе какую-нибудь записочку. Служащий отправляет ее путешествовать по пластиковым тоннелям, протянутым под потолком, соединяющим экспозиции разных стран. После чего послание возвращается обратно. Вам письмо!

Сомерсет-Хаус — квартал классицистических зданий на берегу Темзы. Раньше здесь были конторы и министерства, теперь во всех четырех крыльях монументального дворца с роскошным двором посредине (в нем, между прочим, показывают свои объекты Великобритания, Греция и Албания, получившая приз зрительских симпатий за скульптуру, состоящую из кривых зеркал в духе комнаты смеха) — музейные и выставочные пространства. В северном крыле работает знаменитый искусствоведческий Институт Курто с превосходной коллекцией импрессионистов, во всех остальных сейчас идет Биеннале дизайна: разные страны занимают соседние помещения, а зрители перетекают из комнаты в комнату, чтобы увидеть, кто во что горазд.

Да, в одном из отсеков западного крыла сейчас проходит выставка, посвященная творчеству Бьорк. И это еще одна рифма, связывающая Биеннале дизайна с дизайнерским фестивалем в Музее Виктории и Альберта, где также показывают большой проект, посвященный рок-музыке и шоу-бизнесу 1960–1980-х годов. Музыкальные выставки (тоже ведь имеющие отношение к миру дизайна) привлекают массу непрофильных и попросту «модных» посетителей, часть из которых вовлекается в приключения мира дизайнерских инициатив. Так что народу — море, у касс и национальных павильонов не протолкнуться (лучше приходить пораньше и не в выходные дни), ажитация царит нешуточная.

Вам письмо

Большая часть стран показывают экспериментальные и попросту фантазийные разработки. Японцы предсказуемо хвастают продвинутыми технологиями. Итальянцы рефлексируют о хрупкости классической культуры. Бельгийцы спускаются в метро — чилийцы, чья выставка рядом с российской, устремляются в космос. Кажется, только Московский музей дизайна обратился к истории технологических разработок из совсем уже законченного прошлого. Степан Лукьянов, арт-директор ММД, придумал изящную белую инсталляцию со множеством экранов, которую кто-то из лондонских критиков сравнил с декорациями к «Космической одиссее» Кубрика.

Александра Санькова, директор ММД, объяснила TANR:«То, что мы показали в Лондоне, — результат четырехлетних исследований, командной работы, разных перипетий и прекрасных находок. Я имею в виду не только архивы, прототипы и проекты. Самое главное — мы познакомились с сотрудниками ВНИИТЭ, бывшими и до сих пор работающими, замечательными людьми, «вниитянами», как они сами себя называют. В то время, когда многие советские заводы просто копировали западные образцы, во ВНИИТЭ создавали свои уникальные проекты, был системный подход, научная школа».

Понятно, что с дизайном в нашей стране — что тогда, что сейчас — как-то не очень. Поэтому правильно, что Россию на биеннале представляет именно музей, занимающийся изучением и сохранением прошлого. Это, кстати, и выделило отечественный павильон из чреды экспозиций остроумных, но одинаковых по посылу, из-за чего посетители фланируют от одного проекта к другому, плывут по течению, надолго застревая разве что внутри «Открывая утопию».

Дело еще и в том, что важной частью российской инсталляции стали разработанные в том же ВНИИТЭ картонные кресла — объекты сильные и, можно сказать, аутентичные. Лайтбоксы с наборами архивных слайдов, необходимые для медленного погружения в контекст, пульсируют на стенах; большими проекциями идут интервью с работниками ВНИИТЭ и инфографика с историей создания дизайна в СССР — все это требует сосредоточенности и внимания. Вот люди и замедляют бег, останавливаются. Садятся, если есть свободные места. Казалось бы, пустяк — картонные стулья, являющиеся важной частью российской инсталляции, ан нет, скорость пассажиропотока резко падает, появляется вдумчивость.

Наталья Гольдштейн, отвечающая в ММД за международные связи, объясняет, что картонные стулья не простые, но во всех смыслах золотые, ведь лондонская инсталляция стала самым дорогим из всех интернациональных проектов музея. «Национальных экспозиций на биеннале больше четырех десятков, а присесть, кроме буфета, практически негде. Наши картонные стулья сделаны архитектором Александром Ермолаевым к Международному конгрессу по промышленному дизайну, проходившему в Москве в 1975 году. То есть, конечно же, это реконструкция одноразовой мебели, некогда удивившей международных гостей. Тогда в фойе гостиницы «Россия» из картона сделали целый гарнитур, идеально вписавшийся в стиль нашей ретрофутуристической инсталляции. Хотя, конечно, как мы их доставляли из России — отдельная история».

Есть «бумажная архитектура», а российские музейщики показали в Лондоне реконструкцию «бумажной мебели», сработавшей на привлечение дополнительного внимания к сложно сочиненной и не менее сложно устроенной экспозиции. Как тут не вспомнить лесковского Левшу, который не только блоху подковал, но и привез из Лондона главный буржуинский секрет: англичане ружья кирпичом не чистят!

День открытых дверей

Экспозицию, разумеется, сопровождала большая параллельная программа. Ольга Дружинина, директор по развитию ММД, рассказала нашей газете, что «на биеннале в Сомерсет-Хаусе каждый день шли и продолжают идти дискуссии, а также круглые столы, в том числе инициированные дизайнерами и разработчиками стран — участниц биеннале. Однако и тут российские мероприятия, объединенные в один день, оказались особенно цельными и оттого запоминающимися».

Московский музей дизайна решил закрепить успех, выпавший на долю «Открывая утопию» (любая уважающая себя биеннале, как известно, раздает призы в самом начале своей работы, чтобы сориентировать посетителей, на что обращать внимание), ни много ни мало «Днем российского дизайна». Открыла его лекция американско-украинского исследователя Константина Акинши «Революция и термидор. Графический дизайн 1922–1937», наглядно сопоставлявшая традиционную православную иконографию с приемами советских авангардистов. Далее выступали, например, модельер Виктория АндреяноваМодная индустрия в современной России») и Сергей Смирнов, название доклада которого («Промышленный дизайн как инструмент в конкурентной борьбе») говорит само за себя. Антон Степанов, руководящий дизайн-центром Международного информационного агентства и радио Sputnik, подготовил обзор «Информационная графика в России с 1920–1930-х до сегодняшнего дня». Марина Тимофеева, сотрудник отдела теории и истории дизайна того самого ВНИИТЭ, которому посвящена инсталляция российского павильона, поделилась воспоминаниями о работе института, более всего напоминавшего утопическое пространство романа братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Профессор Тим Куббин рассказал о другом очаге советской конструкторской мысли — Сенежской студии (Центральной учебно-экспериментальной студии Союза художников).

Читайте так же:
Самый легкий кирпич вес

Всего «День российского дизайна» вместил восемь докладов, презентацию английской версии книги «Советский дизайн, 1950–1980», подготовленной Аленой Сокольниковой и Александрой Саньковой (в книгу вошли материалы, показанные музеем на биеннале), и показ документального фильма «История русского дизайна» режиссера Елены Китаевой.

Распределение по отделениям и двуногий стол

Многолетняя служба начиналась с распределения по отделениям. Писатель Александр Погосский, дворянин, поступивший в армию простым солдатом, рассказывал о быте русской армии. Распределение новоприбывших он описывал так:

«… Ясным весенним утром на ротном дворе одного из мушкетерских полков капитан осматривал новоприбывших в роту рекрут и распределял их по отделениям. Это было еще в 1827 году. Смотр происходил на широкой улице, перед капитанской квартирой. “Серая команда”, человек в двадцать, выстроена была в одну шеренгу. […] Фельдфебель громко выкликал по списку имя и фамилию новобранца; тот отзывался — “я”. Капитан осматривал его, спрашивал кой-что: какой губернии, который от роду год, женат ли? И назначал в отделение. Писарь сейчас же подносил фельдфебелю чернильницу с пером; нагнувшись, подставлял свою спину, и на этом двуногом столе фельдфебель отмечал по списку: “в такое-то отделение”.

В осмотре этом больше всех были озабочены отделенные унтер-офицеры; глядели они на каждого осматриваемого рекрута так пристально и так озирали его с ног до головы, как на смотринах парень озирает незнакомую красну-девицу, на которой строгий родитель приказал ему беспременно жениться. Разве только привычный глаз старой свахи мог сравняться с этим пристальным и проницательным унтер-офицерским взглядом…»

Просто о сложном: чистка оружия

Англичане, как известно, ружья кирпичом не чистят. Ну да и мы не лыком шиты. Что нужно для поддержания вашего огнестрела в рабочем состоянии? Если все знаете, сразу переходите к разделу средства для чистки огнестрельного оружия.

Итак, нам понадобятся:

Шомпол

Стержень, на который крепятся насадки для чистки и смазки канала оружейного ствола. Шомпол необходимо подбирать так, чтобы его длина превышала длину ствола вашего оружия. Для удобства хранения шомполы делают, как правило, разборными, состоящими из двух-трёх-четырёх частей. Классическим, однако, считается шомпол неразборный. Для нарезного оружия применяется рукоятка на подшипнике.

Dewey ружейный шомпол

Портативные шомполы-шнуры — частный случай шомполов. Они выполняют почти те же функции, что и классический шомпол, но не способны, например, вытолкнуть застрявшую пулю, из-за чего охота может закончиться, так и не начавшись. Нечасто, но бывает, особенно когда вы используете отлитые самостоятельно пули.

Dewey гибкий шомпол
Гибкий шомпол Dewey

Стоит также отметить чистящие шнуры, или «змейки». Они служат для первичного удаления нагара, влаги и грязи из ствола, при этом места в рюкзаке почти не занимают. Неоценимая вещь на охоте!

Bore Snake чистящий шнур

Чистящий шнур Bore Snake для нарезных карабинов разных калибров

Вишеры

Алюминиевые, пластиковые, латунные, бронзовые, реже стальные насадки на шомпол. Бывают разных форм и конфигураций, от простых петель до сложных пружинных приспособлений.

Классический вишер с петлёй используется вместе с ветошью (идея взять тряпочку и протереть что-нибудь возникла у человечества одновременно с появлением тряпочек и чего-нибудь, что можно протереть). Каких-то жёстких правил крепления ветоши нет, кто-то просто пропускает её сквозь петлю, кто-то закручивает особо эффективным образом (у каждого он свой). Главное — обеспечить надёжный контакт и убедиться, что металл вишера не повредит «зеркало» внутри ствола.

вишер с ветошью

Вишер с ветошью

Вишеры для патчей снабжены шипами, на них удобно наколоть хлопчатобумажный патч. Отработанный патч просто сбрасывается в заранее подготовленный пакет для мусора.

вишер с патчем

Вишер с патчем в процессе чистки

Ёршики

Они бывают стальными, бронзовыми либо латунными. Изготавливаются из тонкой мягкой проволоки и служат для очистки канала ствола от нагара и следов свинца. Могут быть спиральными или в виде щётки.

Спиральные ёршики лишены острых граней, металлические ворсинки эффективно снимают нагар, свинец и омеднение.

спиральный ёршик Bore tech

Ёршики разных калибров визуально отличаются друг от друга, ведь они производятся под разный диаметр канала ствола.

ёршик Dewey 410-12 калибр
Ёршик Dewey под калибры от 410 до 12 (диаметр ствола 18.2 — 18.7 мм)

ёршик Dewey калибра 7.62

Ёршик Dewey под калибр 7.62 мм

Как мы видим, длина ворса у ёршика для чистки оружия 12 калибра и у ёршика для 7,62 разная, и поэтому, даже если не проставлены характеристики, спутать их невозможно.

Нужно ли добавлять, что чистка оружия должна производиться ёршиками, подходящими по калибру?

Пуховка

Или же мопс (в англоязычных источниках), может применяться для смазки ствола или в качестве поршня при промывке — с её помощью удобно прокачивать через ствол налитую в таз жидкость.

пуховка Advance

Маслёнка

Используется для хранения масла либо масел (нейтрального и щелочного).

Отвертки

Всегда пригодятся подтянуть разболтавшиеся винты. Подбирайте их соответственно вашим шлицам. Металл должен быть твёрдым, без острых кромок.

С инструментом определились, приступаем к чистке.

Определим такие правила:

  1. Разрядите оружие. Вытащите магазин, извлеките патрон из патронника, отложите в сторону. Сделали? Проверьте ещё раз.
  2. Оружие желательно чистить сразу после стрельб. То, что сегодня займёт у вас полчаса, завтра и послезавтра может превратиться в многочасовой квест.
  3. Чистка не повредит и в том случае, если оружие побывало на улице, но не стреляло.
  4. Даже если оружие не покидает сейф, не забывайте о чистке его один раз в пару месяцев.
  5. Не торопитесь и не пытайтесь убрать нагар предметами и веществами, для этого не предназначенными. Так, популярное в некоторых кругах замачивание ствола в щелочи способно повредить хромовое покрытие и саму нержавеющую сталь. Используйте лучше пену для чистки оружия.
  6. Чистка ствола производится от казённой части (ближней к патроннику) к дульной, то есть по направлению полёта пули. Не совершайте возвратно-поступательные движения в стволе — твёрдые частицы, которые собираются на патче, ветоши или ёршике, поцарапают ствол.
  7. Меняйте патч и ветошь почаще, поначалу после одного-двух проходов.

Дальше чистим оружие в следующем порядке:

  1. Убедитесь, что оружие разряжено. Да-да, снова.
  2. Нанесите щелочную смазку внутри канала ствола и на детали, которые контактировали с пороховыми газами (затвор и т. д.). Оставьте на четверть часа.
  3. Пройдитесь чистым патчем или ветошью. Все части должны быть сухими.
  4. Проведите по стволовому каналу сухим и чистым ёршиком.
  5. Смочите чистый патч слабощелочным раствором, протрите, замените патч, вытрите насухо. Повторите, пока нагар не отчистится. Это основной и самый длительный и утомительный процесс, который может занять несколько часов времени. Фактически, именно это и есть чистка.
  6. После того, как ушёл весь крупный нагар, — вы поймёте это по тому, что патчи выходят куда более чистыми, — переходим ко второй стадии. Смочите патч нейтральной смазкой, а дальше — всё как в п.5 В итоге патчи будут практически чистыми.
  7. Смазываем ствол патчем с нанесённым нейтральным маслом, протираем насухо.
  8. Ёршиком очищаем патронник, избегая пульного входа. Протираем начисто, обрабатываем патчем с нейтральным маслом, а затем сухим патчем.
  9. Снимаем ударно-спусковой механизм, промываем его керосином, вытираем насухо. Смазываем нейтральной смазкой.
  10. Очищаем остальной механизм латунной щёткой.
  11. Покрываем тонким слоем нейтральной смазки и собираем, либо собираем и смазываем — как вам удобнее.
Читайте так же:
Сертификат кирпич силикатный полнотелый утолщенный

Ну вот и всё. Ваше оружие чистое, оно готово как к хранению, так и к следующим стрельбам. Не забывайте проверять его один раз в пару месяцев. Оружие, как и женщины, любит ласку.

Нет, ну ладно оружие, но с женщинами вообще непонятно. Но об этом как-нибудь в другой раз.

Темы и проблемы

Тема русских талантов проходит красной нитью через все творчество Лескова. Левша без каких-либо стекольных увеличителей смог сделать маленькие гвоздики, чтобы с их помощью прибить подковы металлической блохе. Его фантазии нет предела. Но дело не только в таланте. Тульские оружейники – труженики, не умеющие отдыхать. Своим усердием они создают не только диковинные изделия, но и неповторимый национальный код, который передается из поколения в поколение.

Тема патриотизма глубоко волновала Лескова. Умирая на холодном полу в больничном коридоре, Левша думает об отчизне. Он просит доктора найти возможность сообщить государю, что ружья чистить кирпичом нельзя, так как следствием этого станет их непригодность. Мартын-Сольский пытается передать военному министру, Чернышеву, данную информацию, но всё оказывается безрезультатным. До государя слова мастера не доходят, чистка же ружей продолжается до самой Крымской кампании. Возмутительно это непростительное пренебрежение царских чиновников к народу и к своему отечеству!

Н. С. Лесков "Левша": анализ произведения

Трагическая судьба Левши – отражение проблемы социальной несправедливости в России. Сказ Лескова носит одновременно и веселый, и печальный характер. Увлекает повествование о том, как тульские мастера подковывают блоху, демонстрируя самозабвенное отношение к труду. Параллельно с этим звучат серьезные размышления автора о непростых судьбах гениальных выходцев из народа. Проблема отношения к народным умельцам на родине и на чужбине волнует писателя. В Англии Левшу уважают, предлагают ему прекрасные условия для работы, а также стараются его заинтересовать различными диковинками. В России же он сталкивается с равнодушием и жестокостью.

Проблема любви к родным местам, к родной природе. Родной уголок земли особенно дорог человеку. Воспоминания о нем пленяют душу и дают энергию для создания чего-то прекрасного. Многих, как и Левшу, тянет к отчизне, так как никакие иноземные блага не смогут заменить родительскую любовь, атмосферу отчего дома и искренность верных товарищей.

Проблема отношения талантливых людей к труду. Мастера одержимы поиском новых идей. Это труженики, фанатично увлеченные своим делом. Многие из них «сгорают» на работе, так как на реализацию задуманного отдают всего себя без остатка.

Проблематика власти. В чём проявляется истинная сила человека? Представители власти позволяют себе по отношению к простым людям выходить за рамки «дозволенного», кричать на них, пускать в ход кулаки. Народные умельцы со спокойным достоинством выдерживают подобное отношение господ. Истинная сила человека в уравновешенности и стойкости характера, а не в проявлении несдержанности и душевном обеднении. Лесков не может остаться в стороне от проблемы бессердечного отношения к людям, их бесправия и угнетения. Почему по отношению к народу применяется столько жестокости? Неужели он не заслуживает гуманного отношения? Бедного Левшу безразлично бросают умирать на холодном больничном полу, не сделав ничего, что могло бы ему хоть как-то помочь выкарабкаться из крепких уз болезни.

Н. С. Лесков "Левша": анализ произведения

Правда и выдумки о Левше

Известный тульский филолог Михаил Майоров издал брошюру «Миф о Левше: судьба без жизни», в которой, мягко говоря, подверг сомнению сложившийся у нас образ Левши как символ тульского рабочего мастерства.

О некоторых главных выводах, изложенных в этой небольшой книжке, мы поговорили с ее автором.

Карикатура на оружейника

– Михаил, откуда возник такой интерес к теме Левши?

– Всё очень просто. Когда-то, будучи еще сотрудником музея «Тульский некрополь», я получил предложение исследовать этот бессмертный образ, не такой простой и примитивный, каким его принято считать. И для меня как для исследователя было важно ответить на вопросы: кто такой Левша и откуда он? в чем был замысел произведения?

– Удалось ответить?

– Несмотря на почти 150 лет, прошедших со времени появления в литературе образа Левши, ответ на этот вопрос не дан ни в одном литературоведческом исследовании. Лесков будто бы услыхал рассказ о Левше от рабочего Сестрорецкого завода, перешедшего туда из тульского оружейного. Это уже подозрительно, ибо Лесков неоднократно бывал в Туле и ничего тут «не слыхал». Сестрорецкой версией писатель обеспечил себе надежный тыл. Во всех собраниях сочинений Лескова, где сказ комментировался, источниковая база подверглась странному расширению: появление сказа объяснялось уже «эпосом работников», «баснословной легендой». Эти сведения никто не проверял.


11 июня 1981 г. в Орле открыли мемориальный комплекс из 5 бронзовых фигур, посвященный Лескову.

– Получается, образ мастера сформировался сам по себе, безотносительно к той идее, что была заложена в произведение?

– В 2005 году, определяя место лесковского персонажа в современной культурной жизни, кандидат филологических наук Нина Алексеевна Щеглова обратилась к тулякам с просьбой внимательно вчитаться в литературный оригинал: «Левша у Лескова предстает неучем и пьяницей. Это фарс, карикатура на тульского оружейного мастера и фактическое отклонение от сущности при внешнем соответствии». Нина Алексеевна Щеглова, между прочим, коренная тулячка, лауреат премии им. Мосина, автор «Технического словаря тульских оружейников XVII–XVIII вв.».

– Почему же сразу неуч? Подковы блохе прибивать – очень тонкая работа.

– Давайте разбираться. Действие этой истории происходит в первой половине XIX века, когда оружейное производство достигло высокой технической культуры. На тульских заводах уже давно хорошо было налажено обучение ремеслу. Помимо оружейной школы для детей-сирот на 60 человек, где обучали грамоте, рисованию, арифметике и геометрии, существовала система обучения по цехам. Ученики распределялись по лучшим мастерам, и те обязаны были передать им секреты мастерства. После этого происходила торжественная церемония освидетельствования ученика в мастерстве, когда он в присутствии всего цеха демонстрировал новые «инвенции».

Настоящий, невыдуманный мастер не мог не знать «расчет силы» и четырех правил арифметики, а потому не мог лишить аглицкую блоху способности прыгать.

Также он не мог утверждать, что в России ружья кирпичом чистят, – с самого начала оружейного производства к каждому ружью и пистолету для чистки ствола прилагался шомпол с трещоткой и пыжовником.

– Нельзя же литературное произведение считать историческим документом.

– Вряд ли и Лесков претендовал на серьезный исторический анализ оружейного дела в Туле. Его Левша – это метафора, если хотите, миф. А мифы порой бывают более живыми и реальными, чем факты из учебника истории. Ведь даже самый продвинутый знаток литературы не сразу сообразит, к какому историческому периоду относится действие всех произведений о Левше. И что именно должно прославляться, когда сей персонаж сломал уникальное английское изобретение, неизвестно зачем его подковав.

Читайте так же:
Digma idj7n восстановление кирпича

Таким увидели тульского мастера в 1970-е годы члены содружества Кукрыниксы.

Левша или левша?

– У Лескова довольно странное для положительного персонажа определение «косой левша» прописано со строчной буквы.

– И кстати, редкий литературный персонаж выделяется среди прочих внешними данными. Обратные примеры можно пересчитать по пальцам: Гаргантюа, Пантагрюэль, Сирано де Бержерак, Портос, Квазимодо. Изображая странную внешность оружейника – косой, левша, на щеке родимое пятно, крестится левой рукой, – Лесков, по всей вероятности, подразумевал связь фантастического мастерства с нечистой силой. Поэтому, по авторскому замыслу, для словесного портрета достаточно словосочетания из двух слов: «косой левша».

– Да еще и левша со строчной буквы.

– Прославление и увековечение мастерового, сломавшего британский антиквар, принадлежит казанскому и тульскому дворянину, начальнику замочной части тульского завода Сергею Зыбину. В узкоспецифическом бюллетене «Оружейный сборник» он разместил статью «Происхождение оружейничьей легенды и о тульском косом Левше». Прописную букву Зыбин без околичностей и объяснений употребил уже в названии. С этого момента появился именно тот Левша, которого знает современный читатель и зритель.

– То есть прозвище стало именем только в начале XX века?

– Эту тонкость вообще очень трудно заметить, особенно если не иметь перед глазами прижизненное издание. Речь идет о таком определяющем компоненте произведения, как самый обычный оним, то есть имя в любом значении этого слова: персоним, топоним, эргоним и т. д. Собственно как персоним Левша встречается, например, в изысканиях Н. М. Тупикова: «Левша Михайлович, боярин в Литовском княжестве», «Левша Терпигорев, боярин Василия Шемячича» и так далее. Эти примеры убедительно демонстрируют варианты одного и того же имени Алексей. Версии «Лев», «Александр», «Леонид» для реалий того времени представляются весьма сомнительными.

– Это могло быть имя – даже не Левша, а Лёвша?

– Возникающий соблазн разместить ударение на последнем слоге относится к тем же рефлексам, что ударения типа диспАнсер, стОляр и др. Ответ прост, но следует начать от противного, исходя из самого текста. Лесков употребляет только прозвище безымянного героя. Это самый существенный момент, от которого отталкивается вся дальнейшая эволюция образа и его имени.

– А почему именно прозвище? Он действительно мог быть мастером, который работает левой рукой лучше, чем правой.

– Термины левый – правый, характерные для времен сегодняшних, на рубеже восемнадцатого-девятнадцатого веков еще не вошли в язык настолько плотно, чтобы Лесков имел основание использовать именно такое прозвище. Всё, конечно, относительно, но нельзя забывать, что мастеровые наряду с крестьянами и священством в обиходной речи пользовались архаизмами десница (правая) и шуйца, шуя (левая). Имена прилагательные левый и правый внедрялись почти насильственно.

Миф «Сурнин – Левша» не обоснован

– В Туле при всём при этом не сомневаются, что у Левши был реальный прообраз – мастеровой Алексей Михайлович Сурнин.

– Есть два мифа. Изначальный миф о левше – это наследие Лескова, писатель не обязан отталкиваться от реальности, если его целью прежде всего становится не факт, а предмет художественного изображения. Но миф «Сурнин – Левша» не имеет права на существование, он насильственно навязан и противоречит истине.

– Миф именно навязан?

– С совершенно неясной целью Зыбин принялся за поиски возможных прототипов обновленного им Левши. Учитывая явную творческую безапелляционность Зыбина, легко предположить, как скоро он нашел прообраз. В 1785 году тульские мастера Алексей Сурнин и Андрей Леонтьев по инициативе графа Григория Потемкина были снаряжены в Англию для повышения оружейной квалификации.

Сурнин в 1792 году вернулся в Россию и впоследствии прославился экспериментами по усовершенствованию оружия. Но доказательств осведомленности Лескова об этом факте не имеется. Сурнин не упомянут ни в одном сочинении Лескова. Фигура Сурнина подверглась посмертному внедрению в лесковское творчество теми патриотами, которых доктор филологических наук Борис Бухштаб, говоря о Зыбине, обозначил эпитетом «наивные».

В итоге «Тульский биографический словарь», например, без сомнений и ссылок называет лесковский сказ источником жизнеописания Сурнина. Причем как-то не замечается, что, в отличие от Левши (или левши), в биографии Сурнина не зафиксировано ни одного яркого, выдающегося и достойного литературной обработки факта: ни взлетов, ни падений, ни приключений, ни конфликтов. Сурнин был самым обычным человеком, хоть и отмеченным наградами, и не в пример Левше наплодившим кучу детей.

Согласно же Лескову, косой левша – убежденный холостяк, этакий местный простофиля со своими комплексами и склонностью к поучениям: «Англичане ружья кирпичом не чистят!»

– Кто-то еще эту Вашу точку зрения разделяет?

– Профессор Вадим Николаевич Ашурков предложил в одной из своих работ наиболее честный подход к параллели «Сурнин – Левша». При этом следует учитывать положение самого Ашуркова: он не мог допустить мысли об открытом противостоянии официальному краеведению, поэтому в качестве главной опоры доводов избрал свидетельство сына писателя Андрея Николаевича Лескова о нереальности личности левши. Среди прочего Ашурков писал, что «…сопоставил некоторые факты биографии Сурнина и Леонтьева» со «Сказом» Лескова и усмотрел «определенные совпадения».

Кратко передавая содержание «Сказа», Вадим Николаевич успевает и поздравить пребывающего в Англии левшу с патриотизмом, и выругать царей, и посочувствовать нищете «народных талантов». Главное не это, а то, что, цитируя Лескова, Ашурков довольно смело выделяет жирным шрифтом четыре слова: «…Я весь этот рассказ сочинил в мае прошлого года, и Левша есть лицо мною выдуманное». Основания для написания этого имени с прописной буквы здесь отсутствуют, скорее, это явная инициатива тульского редактора, но жирный шрифт Ашуркова намеренно игнорировался и педагогами, и писателями, и журналистами тульского края.

– В 2000 году даже нашли реальную могилу Алексея Сурнина.

– Надгробие Сурнина по подсказке профессора Ашуркова в далеком уже в 1986 году нашли и атрибутировали москвич В. А. Простов и туляк А. А. Камоликов. В 2005 году ныне покойный начальник службы тульского городского транспорта Т. В. Шарыпов организовал установку дублирующего надгробия-стелы рядом с «саркофагом» Сурнина. Эпитафия, содержащая грубейшую орфографическую ошибку, гласит: «Сурнин Алексей Михайлович. 1767–1811. Легендарный Тульский Левша. Неутомимому труженнику в приобретении успехов в пользу России». Вот так неистребимая безграмотность нашла увековечение, ибо исправить слово «труженник» технически невозможно, да и некому.


Уже в наше время на могиле Сурнина поставили памятник
как неутомимому тружеННику.

– А миф стал историческим фактом?

– Вопреки предупреждениям Ашуркова и откровениям самого Лескова ложное тождество реального Сурнина и литературного персонажа по сей день используется. Многим читателям советского периода были знакомы сборники с названиями типа «Наследники Левши», «Потомки Левши» и проч., изданные массовыми тиражами. Ни о каком левше (или, конечно же, Левше) там не говорится ни слова, а герои – мастера с тульского оружейного и подобного ему заводов. Давая этому шаржированному персонажу вторую жизнь в образе современных мастеров, составители подобных сборников не отдавали себе отчета в том, что попросту оскорбляют тех, кто аглицких блох не ломал и даже не практиковался за границей. Литературная эволюция закончилась курьезом.

Никогда не живший на свете левша был переименован в Левшу и наряду с невыдуманными людьми стал фантазийным тульским брендом, которому наставили памятников, хотя кроме истории с блохой ни один другой подвиг этого странного человека неизвестен.

Читайте так же:
Сделай сам кирпичи шлакоблоки

Зато после выноса памятника Левше с территории машзавода он прекрасно устроился напротив памятника настоящему императору.

Первая глава

Александр Павлович (российский император) решает проехать по Европе, чтобы посмотреть, какие есть чудеса в других странах. В поездке его сопровождал Платов (донской казак). В каждой стране императора чем-нибудь удивляли и стремились показать свое превосходство, чем Платов, был очень недоволен, так как считал, что у нас есть мастера и получше.

Вторая глава

Приехали они в Англию, где им тоже стали показывать свои достижения. Император пришел в восторг от заморских наук и стал думать, что уж русским-то очень далеко до иностранцев. В оружейной кунсткамере показали им англичане разное оружие, а Платов опять ничему не удивлен, да и скучно ему стало. Александр Павлович сетует на то, что нет у него таких хороших мастеров. И тут, Платов, вскрыв отверткой замок пистоля, показывает надпись, что на самом деле сделан он тульским мастером. Ну и, конечно, англичане расстроились.

Третья глава

На следующий день государь распорядился запрячь карету, чтобы поехать смотреть новые кунсткамеры. Показали им англичане сахарный завод, а потом и еще одну диковинку — такую маленькую блоху, которую почти не видно невооруженным глазом. Если ее завести ключиком, она начинает танцевать. Дал тогда Александр за нее англичанам целый миллион, еще и шкатулку выкупил для нее, из бриллиантов сделанную. А Платов мелкоскоп прихватил, через который блоху можно рассмотреть. После этого император с Платовым отправились домой.

Четвертая глава

После смерти Александра, блоха оказалась у его жены, а дальше перешла к Николаю, его брату, новому государю. Он сначала на нее не обратил внимания, а потом стал задумываться, зачем понадобилась Александру эта блоха. Спустя какое-то время явился во дворец Платов и принес с собой мелкоскоп, который отдал Николаю. Через него то Николай и разглядел блоху, но, так как он перед иностранцами не преклонялся, сразу отдал распоряжение своим мастерам сделать что-нибудь более удивительное.

Пятая глава

Платов отправился в Тулу, чтобы исполнить волю Николая, потому что этот город славился своими мастерами. Те попросили оставить им блоху не надолго, а для чего не сказали, как Платов не выпытывал.

Шестая глава

После отъезда Платова, трое оружейников, никому ничего не говоря, взяли с с собой еды и отправились неизвестно куда. Среди них был левша, а на щеке у того левшы родимое пятно было и волосы на висках выдраны.

Седьмая глава

Оказывается пошли мастера в Орловскую губернию, в г. Мценск, там поклонились они древней иконе Св. Николая. Затем вернулись в дом левши и заперлись там. И как не пытались их оттуда выманить, так ничего и не получилось. Работали мастера и днем и ночью.

Восьмая глава

Платов спешит в Тулу, а по приезду посылает к мастерам свистовых, сам не идет.

Девятая глава

Мастера работу еще не закончили и сколько бы свистовые не стучали, так их и не пустили. Тогда было решено снять крышу с дома, где они работали, после чего, левша и товарищи вышли и сказали, что все готово.

Краткий пересказ левша по главам

Десятая глава

Оружейники отдали блоху Платову в табакерке, атаман не понял, какую же работу они сделали, но те сказали, что увидеть ее сможет только государь. Платов разозлился и взял с собой левшу. Приехав в Петербург, пошел он к Николаю, а левшу со связанными руками оставил.

Одиннадцатая глава

Платов пытается отвлечь Николая, чтобы тот не вспомнил про блоху. Но, государь велит принести выполненную работу, тогда донскому атаману пришлось рассказать, что ничего мастера не сделали, только вернули блоху. Николай решает сам в этом убедиться.

Двенадцатая глава

Когда выяснилось, что блоха перестала прыгать, Платов сильно разозлился и подумал, что механизм оружейниками был сломан, Тогда атаман стал бить левшу, называя его обманщиком. А тот и говорит, что все в порядке, блоху не сломали, вот только в мелкоскоп можно ее разглядеть.

Тринадцатая глава

Доказал левша государю, что механизм работает, мастера набили блохе подковы. Удивился Николай и обрадовался, ведь сумели же русские англичан превзойти.

Четырнадцатая глава

Решает Николай своего мастера отправить в Англию, показать тамошним мастерам тончайшую работу.

Пятнадцатая глава

После приезда в Лондон вместе с курьером, левша устраивается в гостинице, в ресторане пьет и ест. В газетах стали писать, что прибыл русский мастер и привез подкованную блоху.

Краткий пересказ левша по главам

Англичане заинтересовались диковиной и завлекали левшу как могли, поили и кормили несколько дней. Выяснили, что обучался Левша по псалтирю и полусоннику и совсем не знает арифметики. Предлагали обучение, работу, женитьбу на англичанке, и, даже, принять их веру. Но Левше не по душе все это.

Шестнадцатая глава

Тем не менее, левша стал ходить по фабрикам и заводам, а курьер отправился назад, в Россию. Уговаривали мастера остаться в Англии, но он не согласился и попросил отправить его домой поскорее. Тогда посадили его на корабль, дали денег и подарили на память золотые часы. Один моряк (полшкипер) предлагает соревнование — кто больше выпьет, левша соглашается.

Семнадцатая глава

Так они перепили, что стали видеть вылезающих из воды чертей. Чтобы английский моряк с левшой чего не натворили, их запирают в каюте. В результате спор так никто и не выиграл.

Восемнадцатая глава

По прибытию в Россию англичанина повезли в английское посольство, создали хорошее условие для лечения. левшу же задержала полиция, попросив показать документы, но тот так ослабел, что ничего не смог толком сказать. Тогда у него отобрали деньги, подаренные часы и одежду. Атамана возят по городу, чтобы определить в больницу, но они все переполнены. Удалось левшу положить в больницу для простого народа, но к этому времени он совсем ослаб, так как его избили и измучили. Создалось впечатление, что долго он не проживет. А моряк, с которым он плыл на корабле, поспешил его искать.

Девятнадцатая глава

Чудом отыскал полшкипер своего друга и постарался сделать так, чтобы его осмотрел доктор. Находясь в умирающем состоянии, левша просит доктора, Мартын-Сокольского, передать государю, что кирпичом англичане ружья не чистят и умирает. Доктор пытается донести просьбу до помощника Николая, но тот не послушал и, даже, стал угрожать. Так и сохранилась традиция чистить ружья на долгие годы, что отрицательно повлияло на исход Крымской войны.

Двадцатая глава

Заканчивается повествование размышлениями о талантливых русских людях и о том, что машины заменили труд мастеров, в который вкладывалась душа.

Краткое содержание повести «Левша» по главам.

Глава 1.

После победы над Наполеоном правитель Российской Империи Александр Павлович стал желанным гостем в разных странах Европы. Императора старались прельстить диковинками, однако легендарный предводитель донских казаков Матвей Платов намекал Александру Павловичу, что в России есть вещи и получше.

В Англии русского императора удивляли разными заводами – мыловаренными, оружейными, и решили поразить оружейной кунсткамерой. Платов решил, что утро вечера мудренее, авось удастся придумать маленькую хитрость.

Глава 2.

В оружейной кунсткамере английские специалисты сумели порадовать Александра Павловича диковинами. Однако Матвей Платов тоже был не промах, и когда оружейники показали удивительную пистолю (так называется пистолет в повести), бравый атаман с помощью отвёртки открыл замок. Была вынута собачка, а на сгибе был своеобразный автограф от тульского оружейника. Английские специалисты были не на шутку удивлены.

Читайте так же:
Хорошие дюбеля для кирпича

ЛесковАвтор: Николай Семёнович Лесков

Александр Павлович был огорчён, что англичане были столь серьёзно оконфужены. Казачий атаман не понимал этой грусти – напротив, надо было про себя улыбаться: «а мы сами с усами!».

Глава 3.

И всё-таки английские специалисты сумели удивить и русского императора, и казачьего атамана. Среди прочих диковинок оказалась выкованная из стали блоха, с заводным механизмом, миниатюрным ключом. И сия нимфозория (ещё одно забавное словечко в сказе) будет танцевать, как только её заведут. А ключ и заводной механизм можно было увидеть лишь с помощью мелкоскопа (так Лесков назвал микроскоп).

Александр Павлович был безмерно восхищён. Он купил блоху, ключ и футляр для этой диковины. Взяв с собой мелкоскоп, Платов призадумался: как так, с такой диковинкой удалось обойти русских? Нужно найти достойный ответ на столь дерзкий вызов. И казачий атаман призадумался.

Глава 4.

Прошло несколько лет. За это время случилось несколько событий, одно из коих – таинственная смерть Александра Павловича (считается, что на самом деле Александр Первый остался жив). Новый император, Николай Павлович, узнал, что его брат любил разные заграничные диковины, среди коих блоха. Осмотрел её химик-аптекарь, и сообщил, что это так называемая нимфозория, сделанная из металла, и не в России.

Засуетились при дворе, и решили узнать, кто эту блоху сделал. На помощь прибыл Платов. Он объяснил, что блоху сделали английские умельцы, а чтобы завести её, пригодится мелкоскоп. Казачий атаман прямо высказал своё желание – показать диковинку оружейникам в Туле или Сестербеке (старое название современного Сестрорецка), авось они сумеют превзойти английского оружейника.

Николай Павлович одобрил идею Платова, потому что и сам верил, что русские ничем не хуже иноземцев. И казачий атаман отправился в путь.

Глава 5.

Посетил Матвей Платов Тулу. Оружейники поведали о том, что заказ довольно серьёзный. Начался обмен хитроумием, и в итоге казачий атаман взял с оружейников слово, что они выполнят заказ.

А что именно будет сделано, о том умельцы промолчали, оно и понятно – есть вещи, кои надо таить в секрете.

Глава 6.

Трое умельцев, один из коих был левшой, покинули Тулу. Задание было непростое: в три недели суметь превзойти иноземных мастеров. Куда именно отправились мастера – в Киев, или в Орёл, неясно. Ясно одно: читатели узнают много интересного о левше.

Глава 7.

Читатель узнаёт несколько интересных фактов про жителей Тулы. И не только: оказывается, косой левша (при учении ему нещадно волосы драли) и его два товарища отправились в Мценск, небольшой город Орловской губернии.

Помолились они, а затем начали под большим секретом свою работу. Всё, что удалось узнать – мастера тюкают миниатюрными молотками по наковальне. А что делается – неясно.

Глава 8.

Платов быстро прибыл в Тулу. Как раз прошло три недели срока. Да только что-то нет вестей от мастеров. А это ужасно раздражало казачьего атамана. В самом деле – работа очень важная, государь император ждёт результатов!

Глава 9.

Двое послов добежали до домика, где левша и его двое товарищей как раз заканчивали работу. Вскоре дело было сделано, и мастера бодро поспешили к Платову.

Глава 10.

Работа сделана. Да вот беда – вспыльчивый Матвей Платов не увидел того, что сделали мастера. Попытался взять блоху пальцами – да напрасно, пальцы оказались куцапые, то есть ужасно неловкие. Рассвирепел казачий атаман, обругал мастеров, а затем поехал в Петербург вместе с левшой.

Глава 11.

Платов неспроста жутко нервничал: Николай Павлович наверняка спросит, что там с блохой. Так и случилось, и казачий атаман занервничал, и начал нести околесицу. Всё-таки удалось рассказать о том, как всё было, и государь император решил узнать, что именно тульские умельцы придумали.

Глава 12.

Император удивился – вроде та самая блоха, ничего не изменилось. Когда же его дочь завела блоху, никакого блошиного танца не случилось. Платов разгневался, потому что испугался, что теперь будут у него неприятности. Атаман задал левше головомойку. Мастер посоветовал посмотреть на блоху в очень сильный мелкоскоп.

Глава 13.

Узнав о словах левши, император был доволен, и решил поговорить с умельцем. Тульский мастер пришёл к государю, и затем дал полезный совет: положить блоху под увеличительное стекло мелкоскопа так, чтобы увидеть ножку блохи.

Николай Павлович так и сделал, и был очень доволен: русские мастера превзошли иноземцев, подковали блоху.

Глава 14.

Итак, задание успешно выполнено. И государя ждали новые сюрпризы: оказалось, на подковах есть имена двух мастеров, а сам левша занимался ковкой миниатюрных гвоздей для подков.

Платов попросил прощения у левши, а затем дал ему полезный совет: пить за границей кислярское вино, и умеренно. Почему за границей? Да потому что Николай Павлович решил отослать блоху англичанам обратно. Пусть они знают, что русские сами с усами. И левшу ждала дальняя поездка.

Глава 15.

И вот левша прибывает в Англию. Удивлены джентльмены без меры: такой мастер, способный подковать блоху – это же что-то с чем-то! Во время долгих разговоров левша вежливо отказывался осесть на Туманном Альбионе. Договорились, что он побывает на заводах, а затем прибудет в Петербург на корабле.

Глава 16.

Довелось левше побывать и на оружейных заводах, и заметил он кое-что необычное в старых ружьях. Интересовался тульский мастер, проверяли генералы дула ружей или нет.

Пришло время, и левша решил отправляться обратно в Россию. Англичане предупредили мастера, что плавание по морю может быть опасным – есть риск попасть в шторм и утонуть.

Во время долгого плавания познакомился тульский умелец с неким полшкипером. И додумались они до диковинного пари «кто кого перепьёт».

Глава 17.

Лесков "Левша"

Пари закончилось вничью. Полшкипера и левшу заперли в разные каюты, а по прибытии в Петербург развезли их в разные места, и их судьбы сложились по-разному.

Глава 18.

Полшкипера привезли в посольство. Моряк получил медицинскую помощь и отсыпался, потихоньку трезвея. А вот левше не везло – он страдал от похмелья, а медицинской помощи не было, ибо без документов в больницы не принимали.

Глава 19.

Протрезвевший полшкипер нашёл левшу в простонародной больнице и был ужасно недоволен: что за безобразие творится в больницах?! Довелось моряку побегать, пока не удалось найти врача.

Врач прибыл в больницу, и умирающий левша поведал о том, что европейцы не чистят ружья кирпичом, а также попросил донести эти слова до императора.

Однако из-за невежества генералов император так и не узнал об этом важном секрете. По мнению Лескова, если бы Николай Павлович всё-таки узнал о столь важном нюансе, Крымская война сложилась бы по-другому (но это не факт: европейцы тоже думали о том, что Крымская война была бы выиграна, если бы то-то и то-то не случилось; такая вот частица «бы»).

Глава 20.

Это уже высказывание самого писателя. По мнению Лескова, машины оказались палкой о двух концах: практическая выгода есть, а где же полёт фантазии? С этим негусто.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector